ПРАВИЛО №23
Михаил Фаустов про Открой Рот и другие чемпионаты по чтению вслух

Про КрЯКК и "скоряк"

02 ноября, Красноярск

Чтобы два раза не вставать, всем сразу отвечу на вопрос о том, что произошло со мной в Красноярске. Дальше будут некоторые интимно-физиологические подробности, поэтому особо впечатлительным просьба не читать. Хотя после такого предупреждения читают даже трезвенники и язвенники.

Прибыл я в Красноярск утром 30 октября и прямо из Емельянова, не заезжая ни в какую гостиницу, ломанулся в “Пилот”, где должны были проходить пять краевых полуфиналов “Страницы 16. Красноярский край”. С одного корабля на другой. Конечно же, невыспавшемуся и оглохшему после самолета мне все было криво, я нервничал, возмущался, и даже, кажется, ругался на кого-то.

Марафон начался (как мы и планировали) ровно в 11, продолжался 8,5 часов, мы с Мишкой Харитоновым вели его по очереди, а Наталья Лопатина командовала нами (и Машей Козловой) из-за сцены. Все 5 полуфиналов в жюри героически отсидели Вася Дамов и Алексей Михалыч Клешко, зампред Красноярского краевого ЗАКСа. В общем-то я уже проводил по три “Открой Рота” в день, но то были не дети, а тут дети — для меня, как известно, особый стресс. Вообще, учителя, которые ведут по 6 уроков в день, по моему мнению должны получать или шахтерские, или северные, или какие-нибудь там еще надбавки.

Вручили призы, заселились в гостиницы, поехали ужинать (с утра я выпил три чашки кофе и две кока-колы) в “Булгаков”. Потом был “НП-бар”, где все и произошло. Вернувшись из санузла понял, что левая рука и левая нога живут отдельной своей жизнью, и что делать у меня не спрашивают. (Для особо умных отвечаю: выпито было непринципиальное по крайней мере для меня количество). Осознав, что это не просто “что-то не то”, а “очень сильно что-то не то” я убыл в АМАКС, где тут же обнял фарфоровую чашу. (Никогда, кстати, те кто меня знают — знают, со мной такие вещи даже в экстремальных ситуация не случаются, для меня это нонсенс).

Поутру все было хорошо ровно пять минут, пока не встал. Когда встал нога и рука снова отказались выполнять команды мозга. До начала краевого финала “Страницы 16” было около 5 часов. Мой номер превратился в situational room. Мишка с Натальей выбирали книжки и отрывки, я лежал на кровати и настраивал табло (спасибо Максу, разработчику компании Дани Красильникова, это было не так сложно и я управлялся одной рукой). Понятно стало, что ведущего из меня не выйдет. Заступал Мишка. “Вызываем скорую? — спросила Лопатина. “Не, я ж изведусь, пока вы там…” На КрЯКК поехали втроем.

Конечно же, дети, вышедшие в финал, дружно приветствовали меня, и при этом они конечно же выстроились у мужского туалета. Дверь в амфитеатр открылась через 15 мин и я снося всех на своем пути снова устремился к заветной двери. Стало легче (так вот для чего вы все это делаете!!!), я уселся за ролл-ап и назначил себя оператором табло.

Если присмотреться, на четвертом плане можно увидеть меня
Если присмотреться, на четвертом плане можно увидеть меня

Финал проходил почти два часа, между вторым и третьим раундом под прикрытием Кирилла Логинова я вновь проследовал через сцену в “бэкстейдж”. Вернулся, продолжил давить на кнопку (это у меня отлично получалось), а Наталья Сергевна бегала к Мишке и передавала на бумажках оперативные распоряжения Главнокомандующего. В один из таких моментов я увидел, что на ее телефон пришла смска от Логинова: “Врачи будут, Клешко звонил министру здравоохранения”. Кстати, еще перед началом Алексей Михалыч предлагал отправить меня в КрЯККовский медпункт, но я вжался в стул и не сдался. Я показал телефон вернувшейся Лопатиной. Глаза последней моментально намокли.

Потом был финальный раунд, еще одни слезы — слезы победительницы — Наны Бокучава, милой девчушки из Назарова, абсолютно по делу перечитавшей Катю Самусенко, за которую я (чего скрывать) болел. В процессе общего фотографирования и вручения призов на входе появились два дюжих молодца в синих медицинских робах. Был произведен опрос жертвы и снося чемоданами толпу зевак ребята, используя Костю Мильчина в качестве моей левой ноги, утащили меня в машину.

Нана (Назарово), чемпион Красноярского края
Нана (Назарово), чемпион Красноярского края

В “скорой помощи” я оказался впервые в жизни (ну, в качестве пациента, так то бывал). Давление, кардиограмма, капельница, еще раз давление, через полчаса я уже был в санпропускнике Краевой больницы. КТ, еще раз давление (оно начало скакать — от 190/120 до 150/100 и обратно), еще раз кровь, палата, какой-то странный прибор, которым меня прозванивала девушка (“Кто тут вновь поступивший? А что такой бодрый?” — “А я всегда бодрый”), доктора и медперсонал появлялись у моей кроватки раз в полчаса, а то и чаще. Седой сосед, смотревший на своем ноутбуке сериал про ментов доверительно сообщил, что в тумбочке спрятан запрещенный чайник. Я оказался в больнице второй раз в осознанной жизни. Первый был в 1977 году.

Общая фотка. Врачи скорой помощи скрыты экраном
Общая фотка. Врачи скорой помощи скрыты экраном

Неожиданно вошла крайне симпатичная медсестра, потребовала чтобы я пересел на каталку и укатила меня к новому месту жительства. Отдельные апартаменты с телевизором, вай-фаем, душевой кабиной и микроволновкой. Тут я прожил все воскресенье и половину понедельника, валялся под капельницей, жрал таблетки, снова начал ходить без помощи стен.

Спартак проигрывает, но мы не сдаемся
Спартак проигрывает, но мы не сдаемся

Потом пришли Лопатина, Винокурова, Куприянов и Петя Аксенов (по очереди и вместе) принесли пиццу, печенюшки, сок, пирожки и чай. Сначала проиграл хоккейный “Спартак”, а потом и футбольный. А утром пришла безумно красивая (как и все женщины в первом неврологическом отделении) женщина-врач Мария, у которой я отпросился на свободу.

Диагноз — нарушение мозгового кровообращения, никаких ужасов в голове не обнаружено, жить буду, всем привет.

Я могу долго рассыпаться здесь в благодарностях и составлять списки тех, кто беспокоился, звонил, писал, помогал, подбадривал и делал за меня мою работу. Я не буду этого делать. Ничего страшного не произошло. Просто я еще сильнее стал всех вас любить.

Завтра утром улетаю в Москву. А в Красноярске у меня теперь уже вторая история, связанная с левой рукой. В прошлом году перед началом первого большого Чемпионата по чтению среди старшеклассников я здесь травмировал левую и тогдашний начальник Главного управления образования, а теперь глава одного из районов края Алексей Храмцов возил меня в медпункт.

Совпадение? Если так, то и пусть с ним, еще раз всем привет. Берегите здоровье и тех, кого любите. А я пойду съем пирожок.