ПРАВИЛО №23
Михаил Фаустов про Открой Рот и другие чемпионаты по чтению вслух

Седьмой

20 ноября, Архангельск

Полуфиналы "Открой Рота" 2015 закончились именно так, как должны были.

Пусть не обидятся на меня все остальные, но Архангельский полуфинал был лучший. Да, я понимаю, что выгляжу сейчас, как президент МОК, который каждую следующую Олимпиаду называет лучшей в истории. И все же.

Было два прекрасных финала Москвы — на ВДНХ и на Даниловском рынке. В оба дня, кстати, был разной степени дождь. Была рекордная по своей себестоимости вечеринка во Владивостоке, когда прямо после нас на сцену вышли тайваньские рокеры, приехавшие на V-ROX, был Казань, про которую буквально вчера узнал одну пикантную подробность (потом расскажу). Была overcrowded Сибирь — и гостеприимная “Бирюса”. Отдельных слов заслуживает Ясная Поляна — закусывать водку малиной — вот где подлинный аристократизм. Ростов-на-Дону своей гостеприимностью заглатывает и не отпускает, интересно, бывает ли в этом городе плохая погода?

В Архангельске погода была плохой. Из комфортных +5 прилететь в -20 — всё, как мы любим. Перемещаться короткими перебежками. Многострадальный АВФ скоро перестанет меня пускать в себя, потому что книжек после моего прихода там не остается. Футуристы в полном составе. Незапланированная трезвость. Дом молодежи, забытый в Москве микрофон.

Нигде, ни в одном городе такого финала конференции не было. Вот тут я на самом деле не завидую жюри, а не как обычно. Я стоял рядом-сбоку и считал “косяки” у Екатерины Черепановой и Валентина Степанова. Катя читала “Илиаду”, Валентин “Одиссею”. К середине Валентинова отрывка Катя проигрывала 0-3 и мне казалось, что мой прогноз впервые сбудется, но тут Степанов делает три ошибки подряд и я не знаю что будет дальше.

Член жюри Елена Доценко одними губами говорит мне “Катя”. Победа достается Дубне и после этого под предводительством Жени Тенетова все идут на афтепати в бар Паблик.

Не знаю, что на меня подействовало, может вишневый сок, но когда впервые в этом году после конца участники финала не разбежались по углам, а собрались вместе и начали беспримерно бухать и читать вслух за столом без микрофона жуткие книжки, я почувствовал то, что называлось раньше “атмосферой единения”. Надо сейчас выразиться как-нибудь по-кудрявей. Например, написать в очередной раз про “хорошие книги и хороших людей”, но, блин, именно так оно и было. Тем более, о каких кудрявостях можно говорить в городе лысых мужчин?

Моя любовь к Архангельску — не с первого взгляда и не с первого раза. Она проросла во мне и заколосилась. Скоро два года, как я попал в него первый раз, и хочу бывать там часто. Настоящую белую ночь я уже видел. Теперь очередь за Северным сиянием.