ПРАВИЛО №23
Михаил Фаустов про Открой Рот и другие чемпионаты по чтению вслух

Точикистон

08 марта

Владимир Медведев. Заххок.

Когда есть в друзьях Бориса Куприянова то вопрос “что бы такого почитать” отпадает сам собой. Вот и сейчас, извините за неровный почерк. Подогнал Борян книжку, почитай говорит. Почитал.

На обложке в числе отзывов — от Леонида Юзефовича, с которым не имею чести быть знакомым лично, но дело поправимое.

Начал читать, думал графомания какая-то. Оказалось, впрочем, нет. Довольно неплохо слепленный “истерн”, что-то в духе “Не бойся я с тобой”, только в постперестроечное время и в Таджикистане. Прямо вот просится Полад Бюль-бюль-оглы с песней “Как жили мы борясь и смерти не боясь”. Ну или вместо Полада какой-нибудь похожий таджик.

Тут ровно две недели назад все вспоминали, кто служил в армии, кто не служил. Прочитав роман Медведева я словно вновь в астраханскую казарму попал, в окружение хитрых таджиков. Неуловимыми фразочками, передается речь, описываются традиции и подленькая натура этих ребят.

Давно говорил, что графоман обычно определяется наличием в романе скомканного конца. Ну устал, ну надоело парню писать, давай быстро что-то придумаем, чтобы кончилось всё уже. Это не про “Заххок”. Тут как зацепило со страницы 10-й, так до конца и держало.

Книжка написана от лица нескольких героев, среди которых нет ни одного отрицательного. Это минус. При этом она не сваливается в голимую “иньяритовщину”, каждая последующая история логично вытекает из предыдущей. Это плюс.

На обложке — военный с волевым подбородком и удавом на шее. В тексте удава на шее носит мерзкий и противный главный отрицательный персонаж с бородавкой на лбу. Нестыковочка.

И вообще, довольно странно было называть роман именем исторического литературного прототипа главного негодяя. Но то, что я дочитав, полез гуглить “Шахнаме” Фирдоуси, это плюс.

Теперь Куприянов советует почитать “Человека без свойств”. Я уже как-то пытался начать, но мне стало страшно, и я бросил.