ПРАВИЛО №23
Михаил Фаустов про Открой Рот и другие чемпионаты по чтению вслух

Лети под водой

27 октября

Евгений Водолазкин. Авиатор.

Когда я в первый раз читал “Тотальный диктант”, то был Водолазкин. Сцена с пожарными, или, как сейчас принято говорить, огнеборцами. “Авиатор” мне нравился ровно до половины. Когда дорога растроилась (одна “с”, ударение на “и”), то ровно после фразы Гейгера “Платонов пишет хорошо, а я пишу плохо”, я дал Станиславского и принялся дожидаться конца. Конца полета.

Откроешь, бывало, иную газету, и видишь статьи, подписанные разными людьми — тут тебе и Олег Павлов, и Алексей Щуплый, и Анна Кобылко, и, куда ж без него, Дмитрий Кондаков — а потом вчитаешься, и понимаешь: всё издание написано одним человеком, для порядка скрывающим себя за разными личинами. Так и со второй частью “Авиатора”. Вроде бы пишут три человека, а на самом деле один. Конечно, потом становится понятно, зачем автор так поступает, но, как говорится, колбасу нашли, а осадок остался.

Добрая при всём при том книжка, хорошая.